SOSERIOUSFASHION

ИНТЕРВЬЮ: Алексей Кузнецов, фотограф и организатор выставки #НЕСТАРОСТЬ

So Serious Fashion

В Санкт-Петербурге 29 октября открывается выставка фотографа Алексея Кузнецова #НЕСТАРОСТЬ. В благотворительном проекте приняли участие модели в возрасте от 60 лет, которые запечатлены в эпатажных и стильных образах. Что именно происходит с благотворительным выставками в России и как вырастить призрачную идею в масштабный проект, читайте в нашем интервью.


 

АЛЕКСЕЙ КУЗНЕЦОВ:

«В России, особенно в Петербурге, уровень восприятия высокой моды и каких-то необычных амбициозных проектов очень низкий. Если снять голых женщин, жрущих макароны, на Манхэттене это прокатит и станет настоящей бомбой. У нас же придет молодежь, посмеется, пофотографирует, а более взрослое платежеспособное поколение проигнорирует совсем.

Я очень люблю фактурные лица пожилых людей, но когда начал листать их снимки в интернете, заметил, что, как правило, это какая-то грустная минорная серия снимков.  Мне же хотелось сделать что-то яркое, эпатажное, чтобы работы вызывали эмоции и необычные ощущения у зрителей.

So Serious Fashion

Выставку я начал готовить за полгода до открытия. Иногда замечаю, что если я делаю какой-то проект, он сначала проваливается, а через три года становится необычайно актуальным. Я уже успеваю разочароваться, думаю: «Какой-то отстой получился», — а потом бах! И все начинают делать что-то похоже. Я уверен, что после моего проекта многие фотографы, которые раньше не организовывали выставки, тоже начнут их открывать. Я подтолкну людей показывать свое творчество, и это очень круто.

Я начал с поисков взрослых эпатажных людей в интернете — хотел сначала посмотреть, как это может выглядеть. Я придерживаюсь такой теории, что ничего в этой жизни не придумывается, просто немного видоизменяется предыдущее. Ты берешь чью-то идею, в тебе это вызывает какую-то внутреннюю страсть, начинаешь это дорабатывать, и получается нечто ещё лучше. Я собрал команду визажистов, стилистов, PR-менеджера, ассистента, который мне помогает в организации и поиске моделей. Всего задействовано человек восемь-десять.

О СЛОЖНОСТЯХ В РАБОТЕ НАД ВЫСТАВКОЙ

Как оказалось, самое сложное в этом проекте — найти моделей. К примеру, ты смотришь на стилиста, его портфолио и понимаешь, что он делает, как делает и сработаетесь ли вы. В случае с моделями такого сделать нельзя: ты не набрал в поисковике «модели за 60» и не нашел идеально подходящих людей. Мы сотрудничали с модельным агентством Oldushka, которое как раз занимается возрастными моделями. Но переговоры заняли огромное количество времени, так как руководитель был безумно требователен, и это понятно. Мы работаем с модельными релизами на публикацию, на рекламу с помощью лиц их моделей, и для агентств это достаточно болезненная тема, потому что фактически после подписания документов они должны отказаться от всех прав на снятый контент.

Также я кидал клич во всех соцсетях, мне присылали фотографии своих мам, бабушек, накидали человек 200, наверное. На одной съемке мы снимали маму моей клиентки. В процессе подготовки проекта одни люди выходили на других, рассказывали о съемках по «сарафанному радио». В итоге сейчас мне пишет огромное количество людей, в соцсетях добавляются в друзья бабушки и дедушки, я даже не знал, что их столько в интернете!

So Serious Fashion

Сложность еще заключалась в том, что это эпатаж, и нужно было найти не просто красивое возрастное лицо, но и модель, готовую одеться так, как ей скажут, отработать, а потом отказаться от всех своих прав и гарантированно висеть где-то в галерее, не видя результата заранее. Потом модель не сможет сказать: «Слушайте, мне не нравится, не вешайте мой портрет». Поэтому когда я скидывал многим кандидатам условия из модельного релиза, описание и примеры фото, сливалось большое количество людей.

Опять же, практически невозможно сразу определить, фотогеничен человек или нет. Предварительно фотографии скидывали, в основном, непрофессиональные, сделанные на телефон. Я, например, априори понимаю, что любого актера фоткать клёво, потому что он сам по себе уже умеет работать на публику, играть в кадре.

 

К нам приходили, в основном, обычные люди, и я боялся, что модели придут, просто встанут перед камерой с удивленным лицом, и мы ничего не снимем.

 

Получалось, скорее, пальцем в небо: есть человек, привезли какую-то одежду, а ты теперь на него первый раз смотришь и думаешь, что с ним можно сделать. Если ты сидишь в курточке, в платочке, ты можешь просто посмотреть в камеру, и это будет нормально. Но когда у тебя на голове «фешн», огромные сережки, что-то должно быть во взгляде, в позе, ты должен нести этот образ.

Мне сложно было перейти «на ты», первое время постоянно долго «выкал». А это нужно: на мой взгляд, невозможно без этого получить контакт с человеком, особенно с русским. «Вы не могли бы, пожалуйста, сделать “эгегей”», — это звучит очень странно.

So Serious Fashion

Я знаю определенные приемы, с помощью которых можно любого человека сделать стильным. Это мои профессиональные секреты, но один самый простой расскажу. Чтобы хорошо получаться на фотографиях, просто полностью расслабься и спокойно смотри в камеру. Это всегда дает ощущение серьезности и возраста, какой-то осознанности. Как правило, все пытаются отчаянно позировать. А если расслабиться, то человек сразу становится в кадре таким сложным, интересным.

 

Главное, чтобы люди не пытались что-то из себя строить: когда модели пытаются давить из себя эмоции, получается очень дешевая фотография.

 

Вторая сложность была со стилем: я не мог до конца передать, что именно хочу, здесь больше на уровне ощущений от фотографии, которые я хотел почувствовать. Я не понимаю, как можно круто одеть стариков, и людей мы все видимо по-разному, поэтому здесь важно было не спорить, а пытаться услышать друг друга. Мне очень нравится история Стива Джобса на эту тему. Он рассказывал, что  как-то раз в детстве сосед по даче предложил собрать камни на улице и загрузить их в галтовочный барабан для обработки. Он взял ведро, закинул туда камни, закрыл крышку и включил машину. Она начала дико шуметь, греметь, гудеть. На следующий день Стив пришел к соседу, открыл эту машину, а там — гладкие красивые камни и песочек. Аллегория заключается в следующем: чтобы получить крутой и «зализанный» результат, нужно много шуметь, много спорить. Я в жизни не видел проектов, когда люди собирались, всем всё понравилось, и все довольные разошлись.

 

Оказалось, что еще большей сложностью стала непосредственно организация выставки. Я понимал, что лично мне скучно находиться в тихих локациях с белыми стенами, где просто по стенкам висят работы.

 

Я, наоборот, люблю все яркое и эмоциональное, и я хотел, чтобы мои работы вызывали какие-то эмоции — положительные или отрицательные, неважно. Поэтому выставка открывается в творческом пространстве «Место встречи» на Казанской. Изначально планировалось, что она продлится две недели, но руководству так понравилась идея, что они решили продлить ее еще на неделю, поэтому работы можно будет смотреть с 29 октября по 19 ноября. Я рад, что люди будут приходить сюда, общаться, пить кофе, проводить встречи и творить в этом пространстве, окруженном моими работами.

О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ

Перед работой над проектом я подумал, что если я на выставке не зарабатываю, то пусть она кому-то поможет и принесет что-то полезное, помимо того, что я буду тешить свое самолюбие и делать выставку «имени меня». Но благотворительность, да и вообще социалка, в нашей стране на каком-то ужасном уровне. Близко я это ощутил, когда мои родители начали получать пенсию в сто евро, это просто смешно. И когда я начал разрабатывать благотворительную часть выставки, столкнулся с рядом интересных сложностей.

Во-первых, я заметил отсутствие поддержки государства. Если заграницей компании, которые тратят деньги на благотворительность, освобождены от налогов, то у нас этого нет. Была еще вторая сложность. Я начал ходить по фондам известных медийных людей Петербурга, не буду называть имена. И наткнулся на то, что все в один голос сказали, что не будут предоставлять мне никакой отчетности о том, куда они эти деньги потратят.

 

Несколько раз мне даже откровенно сказали: «Мальчик, ты что, идиот? Мы просто забираем деньги себе». И это известные люди.

 

Я обошёл порядка семи фондов и везде получил отказ в отчетности: видимо, у меня всё-таки розовые очки. Я очень расстроился и понял, что мы не будем собирать деньги ради денег. Мы соберем сумму и отдадим тем фондам, которые дарят пожилым людям одежду и необходимые им вещи, которые они сами просят.

So Serious Fashion

Также будет проводиться благотворительная лотерея, возможно, разыграем номер в отеле Four Seasons, а также планирую распечатать одну большую работу со всеми моделями в одном кадре на дорогом холсте. Все работы можно будет приобрести на открытии, мы будем перепечатывать под нужный размер. Также презентуем небольшой бренд одежды: можно будет приобрести лаконичные по дизайну футболки и браслеты, часть средств от продажи которых тоже пойдет на благотворительность.

О ЦЕЛЯХ

Конечно, у любого художника есть амбиции. Выставка — это хороший пиар. Человек, работающий в офисе, может получить новую должность, у него есть какой-то карьерный рост. А у фотографа какая должность? Я не хочу ездить по ассоциациям, получать бумажки, что я теперь фотограф какого-то особого уровня. Мне это не интересно. Я давно этим занимался и хотел получить какой-то статус для себя: когда-то был первый заказ, потом — первое интервью на телевидении, вот выставка, наконец.

Мне кажется, сейчас я попал в ту самую болезненную точку: всегда можно говорить о политике и всегда можно говорить об отношении общества к людям за шестьдесят и отношении этих людей к себе. Мне очень нравится, как в одном из монологов на эту тему размышлял Жванецкий. У нас на обложках — девушки от 25 до 35 лет. Мы восхищаемся их телами, а с течением времени вдруг они куда-то исчезают и вновь появляется новая кровь. А эти женщины как раз и оплачивают всё искусство: они покупают картины, они ходят в театры. И почему-то в Париже на улицах их встретить можно, а у нас — нет. Я хочу показать всем, насколько красивыми могут быть люди в возрасте.

Даже если в какой-то из стран, где я планирую показать работы, выставка не выстрелит, это будет опыт.  Я готов проигрывать. Самое ужасное, чему нас с детства учат — это бояться проиграть. Но на самом деле, это же круто! Из выигрыша ты редко делаешь выводы, а проигрыш всегда чему-то учит, и в следующий раз ты будешь знать слабые моменты, которые требуют доработки».

Текст: Виктория Гринько

Фото: Алексей Кузнецов

Яндекс.Метрика