SOSERIOUSFASHION

ИНТЕРВЬЮ: Александр Рогов, стилист и телеведущий

Alexandr Rogov, So Serious Fashion, so-serious.ru

Александр Рогов говорит о моде серьезно. Мы тоже. Так два одиночества встретились обсудить еще такую неоформленную, но очень красивую сферу имиджмейкинга и стилистики.

К сожалению, сейчас стилистам совершенно невозможно официально «узаконить» свои отношения с государством.

SSF: Реальность такова, что сегодня практически на каждом канале есть своя передача о перевоплощениях. Стилистов выпускают «пачками» новоиспеченные школы. Рынок подобных услуг растет и ширится. И для всех начинающих специалистов вы, Саша, – пример. Ориентир есть, это хорошо, но вот далеко ли, как считаете, до официального признания этой профессии?

Александр Рогов: Её давно уже признали.

В народе, да. Но в реестр госпрофессий не внесли до сих пор. Вот по вашим прогнозам, когда это может случиться? И что в таком случае изменится? Изменится ли?

Не знаю, когда это случится. Сегодня, вы правы, нет ни профсоюзов, которые могли бы защищать представителей моей профессии от всевозможных некорректных ситуаций, ни каких-то государственных обоснований нашей деятельности.

К сожалению, сейчас стилистам совершенно невозможно официально «узаконить» свои отношения с государством. Я тут недавно оформлял документы на ИП и понял, что выбрать пункт, соответствующий роду моей деятельности, просто нереально. Мне пришлось выбирать что-то про торговлю одеждой, фотоуслуги. Ни образовательные, ни развлекательные услуги, ни услуги по преображению – то, чем я действительно занимаюсь – попросту не предусмотрены. Поэтому, если вдруг эта специальность появится в официальном реестре профессий, всем просто станет хорошо и спокойно.

Alexandr Rogov, So Serious Fashion, so-serious.ru

Мы переходим к интересной стороне вопроса: а как обезопасить свою деятельность, как предостеречь себя от клиентов-самодуров? Такие же, наверняка, встречаются?

Как хочешь и как можешь. Есть множество тонкостей, которые называются расписки, отчётности, ответственности сторон, чеки и так далее. Хотя и они всё равно тебя не спасают, если ты работаешь с клиентом, у которого нет совести.

В нашей стране очень сложно доказать своё авторское право, факт выполнения работы, если вдруг ты выступал как частный шоппер или персональный стилист. У меня была ситуация, в которой дело дошло чуть ли не до суда. А вы понимаете, мои клиенты – очень состоятельные люди, но даже они считают возможным не оплачивать оказанные услуги.

Поэтому надо знать, как правильно работать с частными клиентами, что такое расписки, как их писать, что такое отчётность. Важно знать, что нужно обязательно сдавать чеки и забирать расписку обратно, получать письменное подтверждение об отсутствии нареканий. А то потом клиентка, у которой просто не заладилось что-то дома с супругом, может предъявить какие-то претензии.

Бумажки, бумажки, бумажки. Сейчас мечты тех, кто собирался стать крутым стилистом и ни о чем не думать, рушатся у них на глазах.

В этом бизнесе, да, каким бы творческим он со стороны ни казался, та же самая бюрократия, где всё построено на бумажках, отчетах, налогах и других не самых творческих моментах.

И все же эту сферу воспринимают как розовую и воздушную…

… где ты пьёшь шампанское целыми днями, встречаешься со звёздами, кружишься, вертишься в супер люксовых вещах, и тебе хорошо! Точно! А о пути, который нужно пройти, чтобы вот в этом розовом облаке оказаться, все забывают. Забываются эти мешки одежды, что это психологически очень сложная работа. Поэтому моя задача это розовое облако несколько разрушить. Стилист – это ответственность, тут ко всему нужно подходить серьёзно.

Александр Рогов, So Serious Fashion, so-serious.ru

Своих учеников, Саш, предупреждаете, что не всё так просто?

Конечно. Правда, сейчас у меня нет времени заниматься учениками. А так, да, одна из первых моих лекций посвящена тому, что эта профессия не для всех. И когда я делал школу, моя задача была дать желающим попробовать себя в этой сфере, понять, могут ли они, хотят ли дальше в этом оставаться или нет.

Часть людей осталась, я слежу за этими ребятами, одна из девочек стала моей личной ассистенткой. Несколько ребят из регионов там, у себя, работают как полноценные стилисты: и с журналами, и с селебрити, и просто с людьми. А кто-то ушёл в продюсирование, в парикмахерскую сферу, кто-то понял, что это прикольно, но совсем не его. Моя задача максимально остудить пыл и показать как раз ту сторону медали, о которой все забывают.

 Не сидеть на попе ровно.

Вы говорите про регионы. Но, допустим, нет у человека возможности приехать в большой город, а в эту профессию ну очень хочется. Как ему быть тогда?

Есть прекрасный совет для тех, кто хочет заниматься творчеством. Он называется «Ответьте честно на один вопрос». Если вы сами себе как начинающий художник на вопрос «Готовы ли в этой жизни заниматься чем-то другим?» – неважно, чем: работать в банке, стоять на кассе, быть учителем или химиком – честно ответите «Да», значит, вам в творчество идти не нужно. Потому что стилистика только для тех, кто дышать без этого не может.

И тогда уже неважно, откуда ты: из Усть-Урюпинска, из Казани, из Екатеринбурга, из Тулы или из посёлка Рассвет в Тульской области, как я. Творческим людям нельзя сидеть на попе ровно и говорить в потолок: «Ну я такой творческий, непонятый». Если вы творческий и непонятый, сядьте и проанализируйте, что у вас не так и в чём вас там кто-то не понял. Начните действовать!

Александр Рогов, So Serious Fashion, so-serious.ru

Сделать съемку в регионе – не проблема. В контакте, в тумблере, где угодно ищешь по своему городу молодых фотографов, списываешься с ними: «Ребята, я начинающий стилист, давайте с вами вместе замутим съемку». Находите в городе модельное агентство и говорите: «Мы молодая команда, дайте нам моделей бесплатно, мы сделаем вам тесты». Потом вы берёте у мамы взаймы 20 тысяч рублей и идете в Зару или в любой другой магазин, покупаете десять вещей. Из этих десяти вещей из Зары и других вещей местных дизайнеров стилизуете съемку. Потом по чеку сдаёте одежду обратно. Так делают все! В Нью-Йорке у меня подружка работает ассистентом стилиста, и половину вещей для всех масштабнейших проектов они покупают в Заре, а потом так же по чеку идут сдавать обратно. Это нормальная мировая практика.

Проявите инициативу, проявите фантазию, включите мозг, активизируйтесь, напишите каким-то местным дизайнерам, напишите местным агентствам, начните работать, потому что сидеть дома возле компьютера и говорить: «Ох, я могу лучше», – сумеют все.

Как, собственно, вы, Саш, и сделали.

Да, я же как-то здесь очутился! У меня нет богатых родителей, нет инвесторов. Да, я попал в Москву в определенный момент, когда не было такой большой конкуренции. НО не было вообще ничего! Мы должны были начинать из ниоткуда, куда-то как-то сами карабкаться. А сегодня, смотрите, я – самостоятельная единица, которая делает только то, что считает нужным и что искренне любит. Я другой работой заниматься не могу.

А если говорить о критериях оценки уровня стилиста. Вот вы можете назвать несколько позиций, которые будут свидетельствовать о том, что этот человек профессионал?

Каких-то критериев творческих быть не может. Это в любом случае режим вкусовщины: нравится тебе или не нравится. Но есть технические параметры. Как пример: смотришь видеоклип русской группы и понимаешь, крутой стилист поработал или нет. У крутого всё будет идеально сидеть на девочках, все будет органично. А у тухлого стилиста в кадре будет видно, что подошвы заклеены прокладками, что туфли велики и шорты сидят не на талии, а на бёдрах, что там торчит шпилька, а тут торчит иголка, что тут перетянули, а тут не подшили.

Даже если человек не профессионал, он почувствует, что его обманули. Даже если он эту прокладку на обуви не заметит, не сможет это все проанализировать, он точно почувствует, что это лажа.

Александр Рогов, So Serious Fashion, so-serious.ru

Это реальная история, как я понимаю?

Да, серьёзнейший музыкальный бренд Warner Music пригласил нас как-то на встречу по поводу стилизации клипа одной группы. Мы встретились, я сделал несколько творческих предложений, которые у меня потом, собственно, и взяли для этого клипа. Наша цена тогда заказчика не устроила. А идея – очень даже. В итоге я увидел такой клип, от которого мне стало грустно, обидно и скучно, потому что бедных девочек изуродовали ужасно. А это настоящий супер-хит был.

Вернемся к критериям.

Опять-таки вещи должны быть отпаренными, а стилист должен за кадром стоять и следить за каждой деталью. Модель только повернулась на бок, он должен сразу всё поправить, защепить заново, подвернуть рукав по новой. Стилист должен следить за каждой деталью и работать с фотографом в связке. Потому что фотограф смотрит на свет, на фон, на то, какая у неё поза, но не на то, какая на ней одежда.

Стилисты часто забывают, что мы все вместе являемся элементами продажи вещей. Это большой, серьёзный круг работы в модной индустрии. Поэтому такие технические нюансы нужно учитывать. Это не просто развлекательная профессия, это профессия, которой нужно учиться, и прежде всего, на собственном опыте, это прикладная специализация, через которую ты должен пройти самостоятельно.

А какое-то нерушимое правило от Александра Рогова?

Я очень часто, когда смотрю телевизор или анализирую то, что делают мои коллеги, чувствую за них некую неловкость. Потому, когда что-либо делаю сам, руководствуюсь одним принципом и другим советую:

 Что бы вы ни делали, помните, это может увидеть кто-то, кто умнее вас.

И, соответственно, когда кто-то из моих коллег обманывает своего клиента, я это вижу и понимаю. Обманывать никогда нельзя. Даже в творчестве. Вот и всё. Это очень важно.

Александр Рогов, So Serious Fashion, so-serious.ru

А если говорить о российских модных показах, они для вас что: часть вашего рабочего процесса или всё-таки дань уважения тому или иному дизайнеру?

В какой-то степени – дань уважения. К сожалению, русская мода слишком специфична, и у нас не так много дизайнеров, которые делают одежду для жизни. Я стилист, который работает с реальными людьми. И меня интересует только одежда, которую можно завтра взять, надеть и пойти на улицу.

Еще бы. Вам с этой одеждой работать.

Конечно. Русская мода, к сожалению, слишком дорогостояща для того сегмента, где я сейчас нахожусь (речь о телепередаче «Успеть за 24 часа» – прим. SSF), но если мы делаем большие модные проекты, русских дизайнеров я тоже с радостью использую и всегда поддерживаю.

А ваш бренд одежды, он какой?

А вот он как раз для жизни. И мы никогда не дарим вещи селебрити, никогда не даём вещи специально, чтобы их выложил кто-то у себя в Инстаграм, не устраиваем огромных промо-акций. Alexandr Rogov – бренд, существующий внутри площадки Инстаграм. Мы продаёмся в «Цветном», где у нас практически под ноль продажи, но я даже не знаю, кто нас покупает.

И при всём этом вы себя не позиционируете как дизайнер.

Нет, ну я же не дизайнер. Я этому не учился, не заканчивал Saint Martins или текстильную академию Косыгина. Я не новатор и не открываю какие-то неземные формы. Я ретранслирую: анализирую то, что вижу, отбираю, что мне нравится в магазинах, собираю референсы и картинки с модных показов порой деситялетней давности, а потом с большой папкой «наблюдений» встречаюсь с нашим конструктором и мы уже обсуждаем, как это всё реализовывать.

Александр Рогов, So Serious Fashion, so-serious.ru

Я точно знаю, что нужно сделать, чтобы вещь села на такую девочку, чтобы она подошла вот этой девочке, прекрасно понимаю, каких вещей мне в магазинах не хватает. И всё это собираю в своем бренде, просто в каждом сезоне – под каким-то новым юмористическим ключом. Мы сотрудничаем с иллюстраторами. Вот до этого мы работали с Жанет Каратаевой – девочкой, которую я нашёл в Тумблере. А крайнюю коллекцию мы делали с Серёжей Бондаревым, питерским.

 Я считаю, что мода – это не цирк. Мода – это одежда, которую нужно сделать и продать, чтобы потом сделать новую.

Мне очень импонирует ваше отношение к нашему общему делу. Мне даже понравился элемент небольшого раздражения в ваших интервью, когда кто-то не воспринимает эту сферу всерьёз.

Да потому что всем кажется, что это какой-то цирк, веселье и хохотушки. А это серьёзный мир, в котором есть определенные правила. В нашей стране, к сожалению, индустрии нет как таковой. Мы же начали с чего, что специальность не внесена в реестр официальных профессий, что у нас нет профсоюзов, нет государственных инвестиций, лёгкой промышленности, ничего нет. Но всё равно мы же как-то живём!

И когда мне говорят: «Рогов – ты такой дурак, что ушёл из фэшн-бизнеса в телик» или «Ой, как жалко, что ты больше не стилизуешь». Я говорю: «Вы охренели? Это я-то не стилизую? Вы надеваете на худенькую девочку-модель ростом 178 белую сорочку, вешаете на неё бриллианты, которые вам привезли с охраной, она становится на фоне белой стены, а известный фотограф – не знаю, Даниил Головкин или Наталья Арефьева – её красиво фотографирует, потом фотошопит, и вы выдаёте это за супер стайлинг?!»

Александр Рогов, So Serious Fashion, so-serious.ru

Конечно, это тоже стайлинг. Но попробуйте одеть девочку с бёдрами 120 см, ростом 150, которая не верит в себя, и заставьте её ещё поверить, что она красивая. Вот это я называю стайлингом, понимаете? И в это я верю.

Это серьёзно, над этим нужно работать. Я делаю глобальную работу, которую не делает никто из моих коллег в нашей стране. Я единственный разговаривающий в кадре стилист, который и за кадром делает всю работу самостоятельно. Пока сам не куплю все нужные вещи, я не уйду из магазина. Я буду ходить по этому «Метрополису», по «Европейскому», обобью себе все ноги по колено, по грязи буду таскать мешки, лишь бы потом эта девочка посмотрела на себя в зеркало в конце программы и сказала: «Да, я красивая, я себе нравлюсь»!

И пусть это на один вечер, и пусть она потом умоется, и пусть она потом превратится обратно в ту, которой пришла – такое бывает, у нас нет цели изменить ее на всю жизнь, – но я буду знать, что однажды она себя увидела в зеркале и сама себе призналась, что она красивая. И вот это стайлинг. А не белая рубашка на худющей Саше Пивоваровой. Вот.

Текст: Яна Мирошниченко

Фото: Денис Алексеев

Яндекс.Метрика